Вторник, 26.09.2017, 19:42
Приветствую Вас Гость | RSS
Регистрация Вход
Новые сообщения
  • Стихи (0)
  • На восток и обратно,... (0)
  • www.pcu.org.ua (4)
  • Что почитать (0)
  • Сердце и Чаша (51)
  • Служение Богу в Духе... (7)
  • Христианские Стихи о... (23)
  • Зеленый нейтрал (30)
  • Astra-мысли (6)
  • поэма по книге царя ... (11)

  • Категории раздела
    статьи 1 [23]
    Рассказы [24]
    Биографии [29]
    Статьи 2 [16]
    Чужие рассказы [35]

    Облако

    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    [ Кто нас сегодня посетил ]
    Главная » Статьи » Рассказы

    Глава 8. Одно спасение - бегство. Давид

    8 глава

    Тату-салон папаши Марсо располагается в той территории гетто, которая оккупирована «Скорпионами». В свете последних дней ты осознаешь, что есть значительная доля риска показываться сейчас здесь. И ты бы счел разумным пойти домой, то есть к сестре, ведь обещал ей обсудить беременность в спокойной обстановке. Хотя, что там обсуждать? Этот вопрос можно считать решенным, София поступит именно так, как ты скажешь. Но поддержать сестренку в непростой ситуации твой долг. Но есть одно «но», которое вынуждает все же идти по именно этой части гетто в это время. В пятницу вы с Ронни заключили пари, в котором ты проиграл. Наказание -  татуировка, нанесенная до среды. Откладывать надолго неизбежное бессмысленно. И завтра и послезавтра будет такой же риск, тем более символично начинать что-то новое в понедельник. Ты не склонен к вере в фатальность, ты не веришь в предзнаменования, но все же если следовать порядку, то сделать нужно именно так. Мягкий стук в дверь – пережиток вежливости, заложенной матерью, и ты проходишь внутрь. В полумраке комнаты ты успеваешь только разглядеть, как папаша Марсо стоит в стороне, а трое здоровых парней, которых видел среди «Скорпионов», пристали к тоненькой хрупкой девушке. Она стояла, задиристо уперев руки в бока, вызывающе щуря глаза, но взгляд, перебегающий с одного бандита на другого -  испуганный и растерянный. Нечто родное промелькнуло в этой фигуре, напоминая Софию. Автоматически сработал рефлекс: спасти, защитить, уберечь, помочь сестре в любом обличии.  Ты, не раздумывая, направился к девушке и сделал вид, что собираешься обнять.

    - Извини, я задержался немного. Зачем ты пошла без меня? – заботливо спросил девушку, сдерживая улыбку. Подойдя ближе, ты узнал в ней ту самую солнечную инопланетянку,  из-за которой вчера пришлось преследовать автобус. Что-то слишком часто вы сталкиваетесь, да еще и в не стандартных ситуациях. Ты специально создаешь видимость вашего близкого знакомства, чтобы «Скорпионы» оставили её в покое. Но не все идет так легко и просто, как ты предполагал.

    - Ты чего болтаешь? Знаешь, что она заявила? Ты где вообще такую дуру откопал?

    В возмущенных потоках вопросов ты пытаешься понять суть дела, уже готовясь переходить к плану Б, то есть к бегству. В одиночку скрываться от преследования – нет проблем, не впервые, но с таким вот прицепом…. Ты обдумываешь, какими путями будет легче сбежать, когда папаша Марсо все же соизволил объяснить причину гнева своих друзей.

    - Эта, -  сказал он, выразительно кивнув в сторону девушки. – Заявила, что хочет татуировку скорпиона.

    Ты судорожно сглотнул слюну. Попросить нанести скорпиона, если не имеешь принадлежности к банде – вызов. Спасти её, не прибегая к значимым усилиям, не предоставляется возможным. Противостоять «Скорпионам» на их же территории, когда они имеют основание для суда – безумство, на которое придется пойти.

    - Да? Что же вы так агрессивно настроены? Это всего лишь шутка, она решила немного разыграть вас. Глупо наказывать за плохое чувство юмора. Я ручаюсь, что она не хотела доставить вам неудобства. Извините, но мы вас покинем, вскрылись некоторые обстоятельства, которые вынуждают переменить наши планы. Пойдем, дорогая, это очень важно.

    Стараясь говорить более чем убедительно, ты подталкивал девушку к выходу, опасаясь, как бы она не выдала твой блеф. Одно слово, один неправильный жест и они могут понять, что ты с ней не знаком. И тогда случиться непоправимое. Но девушка, мило улыбаясь, кивала, подтверждая все то, что ты говорил. Когда уже казалось, что вы избежали неприятностей и практически вышли за пределы тату-салона, как один из парней вдруг сказал:

    - Что ж, если так, то мы вас проводим.

    В этих словах таилось недоверие, введшее тебя в замешательство, которое все же удалось скрыть. Ты с серьезным видом кивнул и, взяв девушку под руку, направился в сторону той части города, где находиться твой дом. Ничего не остается, как привести её к себе, переждать, пока «Скорпионы» уйдут, а затем, уже узнав у неё адрес, довести до того места, где она живет. Можно, конечно, попытаться выведать тайком у девушки, где она живет, но любые перешептывания вызовут у сопроводителей подозрения. Вы молча дошли до твоего дома, но опасения, что она хоть как-то выдаст себя, что откажется идти за ним, затмевали разум. Что делать, если это произойдет? Бежать? От человека убежать можно, но вот от пуль в закрытой местности  вряд ли получиться. Тем более с таким прицепом. Покрепче сжав руку девушки, ты подождал, пока она посмотрит на тебя, и одними губами произнес:

    - Доверься мне.

    Она кивнула, показав, что поняла и согласна поступить, как тебе будет угодно. Что ж, это облегчает твою задачу. Вы поднялись, оставляя бандитов, которые злобно смотрели вам в спины. Их кровожадные планы лишились возможности воплотиться, а напасть на тебя они опасались. Сейчас ты им нужен как никогда и злить тебя им не выгодно. Именно благодаря предстоящим разборкам между бандами, вы смогли безо всяких проблем уйти от серьезной опасности. В противном случае их бы ничего не остановила и подобные детские отговорки не принимались бы даже во внимание. «Скорпионы» не слушают оправданий, не воспринимают любые доводы, направленные на нарушение их планов. Они не имеют никаких моральных ограничений, никаких нравственных законов. И хотя после ухода из банды со многими ты остался в хороших взаимоотношениях, в случае неприятностей никто не заступится за тебя.  Ты понимаешь, что один, что сам по себе. Те, кто считает тебя своим другом, которые пользуются твоей помощью, когда им плохо, не в силах быть рядом, когда нужны. В дни благополучия множество людей надеться, что могут поболтать с тобой о жизни, но стоит тучам приобрести хоть чуть-чуть грозное очертание, как их словно ветром сдувает. И хотя лучше ходить в дом плача, нежели веселья, но как часто первый пуст, там только завывания слез, в то время как во втором – шум и гам, и наплыв народу. Пребывание в первом доме, где царит горе, делает сердце лучше, наполняет добрыми чаяниями. В то время как пребывание в доме, где владычествует радость и веселья делает беспечным и ленивым. Ты понимаешь это.

    Когда вы практически приблизились к квартире, проговорил:

    - Побудешь пока у меня. Их не хватит надолго, так что через пару часов я тебя провожу до дома. И в следующий раз потрудись изучить нравы гетто, прежде чем что-то делать. А то и не в такие неприятности можешь попасть.

    Видимо смущенная всей этой ситуацией, она промолчала и лишь когда вы прошли в гостиную комнату, скромно улыбнувшись, ответила:

    - Нравы я изучила, но про татуировки никто ничего не говорил.

    Она выглядела слишком напряженной и замерла, сосредоточено осматриваясь. Ты усмехнулся и снял верхнюю одежду, оставшись в темно-серой майке. Когда взгляд гостьи остановился на тебе, она возмущенно заметила:

    - А почему это тебе нанести скорпиона было можно, а вот мне нельзя?

    Сдерживая искренний смех, который мог бы быть оскорбительным для неё, ты ответил:

    - Скорпион – это отличительный знак одной из местных группировок, к которой я когда-то принадлежал. Ничего удивительного, что твоя попытка нанести его самовольно привела к недовольству. Тебе повезло, что сразу же не убили.

    Она кивнула, и устало выдохнула:

    - Понятно.

    Затем, опять окинув взором комнату, с насмешкой проговорила:

    - Я смотрю у тебя мания.

    - Что? – удивленно спросил ты, не понимая, что она имеет ввиду.

    Девушка указала рукой на стены, а затем ткнула пальцем в татуировки, что проглядывали в вырез майки. Ты усмехнулся и, погладив подбородок рукой, сказал:

    - Ты наблюдательная.

    Люди перестают воспринимать то, что окружает их изо дня в день, делая обыденным то, что для другого – уникальность. Увлекаясь живописью, ты изрисовал все стены в этой комнате. Мексиканский червяк в сомбреро и экзотически изогнутый кактус, два парящих журавля на фоне кровавого заката, дельфин, выпрыгивающий из воды, радостно улыбаясь. Были так же и рисунки, которые несли в себе большой смысл, например, соловей и роза, герои сказки любимого Софией Оскара Уайлда. Рядом висел календарь, на котором сестра зачеркивала даты. Со дня её переезда ты иногда смотришь на него, переводя взгляд на прикрепленную фотографию, где изображены вы вдвоем. Тебе не нужно ничего вычеркивать, как делает Софи, ведь ты и так видишь, сколько дней прошло с того времени, как она переехала. Чистые даты – пустые дни. Без сестры, без семьи. Последний рисунок – это ребенок, что сидит в углу, обхватив колени руками. Все одиночество, что таиться в душе – оно выразилось в этой картине, наполненной мрачными красками и пессимизмом. Все, кто знают тебя, воспринимают Давида Леруа как веселого общительного парня, который видит жизнь в положительном свете. Из-за этого ты чувствуешь себя обманщиком, лжецом. Разговаривая с кем-то, говоришь то, что человек хочет слышать, то есть что у тебя все хорошо. Тебе даже вопросы в лоб удается обойти. Оказывается это очень просто: нужно промолчать, улыбнуться и задать ответный вопрос на тему, которая интересна собеседнику. Он начнет рассказывать, говорить о себе, о том, что важно для него и забудет о том, что что-то там у тебя спрашивал. Иногда бывает конечно не получается избежать и ты начинаешь отвечать, но только то, что на поверхности, то, что любой может увидеть сам если присмотрится. И не смотря на то, что успокаиваешь себя тем, что все вокруг обманывают, ты ощущаешь себя самым падшим человеком на земле. Сказывается воспитание матери, которая постаралась привить вам с Софией самые лучшие качества. Лорелайн хотела, чтобы вы смогли найти себе место в той жизни, что находится за стенами гетто, а для этого нужно соответствовать. Жаль, что мало быть готовым к чему-то, нужно так же чтобы это что-то записали в твоей судьбе. Мечтать, желать, стремиться к тому, что не должно произойти – бессмысленное занятие, которое осталось далеко в прошлом. Теперь ты знаешь что будешь жить в этом до смерти, пытаясь победить весь тот хлам, что мать свалила в твою внутренность.

    От рассматривания стен и размышления на тему, что обозначает то или это, отрывает солнечная инопланетянка, не скрывающая своего любопытства.

    - У тебя красивая девушка. А чем она занимается? – рассматривая фотографию, спросила гостья. Ты рассмеялся и, подойдя к портрету, где вы счастливо улыбаетесь, проговорил:

    - Неужели мы настолько не похожи? Это моя сестренка, София, она работает парикмахером, иногда поет в местной кантри-группе.

    Разговор о Софи напомнил о твоем обещании зайти сегодня вечером. Из-за этой ситуации ты вряд ли сможешь вырваться пораньше. Тихо выругавшись, ты достаешь телефон и быстро пишешь СМС-ку, в которой извиняешься перед сестрой и обещаешь что завтра обязательно сразу же после работы пойдешь к ней. Тебе захотелось бросить все и оказаться рядом с ней, ведь сейчас Софии очень плохо, ей нужна твоя поддержка, ей нужен ты, её старший брат, опора и защита. Пытаясь подавить чувство неприязни, которое возникло к девушке, так внезапно вмешавшейся в планы, ты спросил:

    - А как тебя зовут?

    Она оживленно взъерошила волосы и, скорчив рожицу, проговорила:

    - Камила.

    Ты галантно поклонился, чем вызвал звонкий смех девушки и представился:

    - Давид, можешь называть меня Дев.

    - А не слишком ли ты много просишь? – возмущенно заметила Камила, вызвав твое недоумение. Вот уж поистине странная девушка!

    - Дев – означает Бог, а я христианка и не собираюсь обращаться таким образом к кому-то из людей, - продолжила она.

    Стараясь сдерживать улыбку, которая могла оскорбить религиозные чувства Камилы, ты кивнул и светским тоном голоса предложил:

    -Чай? Кофе?

    - Мммм, думаю чай.

    Ты направился на кухню, предложив девушке располагаться, где ей удобно. Тебе редко приходиться принимать гостей, тем более что Ронни давно уже как член семьи. Ему не доставляет неудобства пить из железных кружек, которыми вы  с Софией пользуетесь после ухода матери. А для такой гостьи следует достать красивый набор, который ты не доставал много лет. В шкафчике стоит чашка, которую ты достал и замер, рассматривая её. Из этой кружки Лорелайн пила в то утро, когда завтракала с тобой в последний раз. Вы запивали теплым молоком кукурузные хлопья, а оставшиеся превращали в снаряды, которыми бросались друг в друга. На этой чашке сохранился след от помады, к которому ты слегка прикоснулся пальцами. Мама. Она где-то далеко, за океаном, но эта маленькая частица её, этот отголосок прошлого, эта возможность прикоснуться к счастью, которое было так давно. Тяжело вздохнув, ты поставил осколок прошлого обратно и достал другую кружку из этого набора. Приготовив чай, ты направился в гостиную угощать Камилу. Первая неловкость нарушена, и вы начинаете спокойно разговаривать. Она спрашивает о том, чем ты занимаешь, что тебя интересует, ты же в свою очередь расспрашиваешь её. Тебе нравиться эта милая болтливая девушка, которая настолько не предсказуема, настолько импульсивна, что ты не успеваешь уследить за всем, что она говорит и показывает. Театральные способности Камилы очень ярко раскрывают её прошлое, настоящее и будущее. Она делиться своими мечтами, и ты отчетливо видишь то, чего может никогда и не быть. Но тебе нравиться думать, что в жизни этого человека все будет именно так. И лишь когда она начинает говорить на тему религии, ты ощущаешь себя неуютно и пытаешься направить разговор в другое русло. Но не смотря на кажущуюся легкомысленность и взбалмошность, Камила цепко ухватилась за это и начала допрашивать:

    - Нет, а почему ты не хочешь говорить? Я понимаю, что ты еврей, но мне такой же факт почему-то не помешал полюбить Иисуса.

    Ты не хочешь отвечать, потому что знаешь – тебе трудно будет удержать от резкости в суждениях. Но непреклонность гостьи не оставляет тебе выбора.

    - Если бы ты жила в этом из года в год, видела всю эту мерзость запустения, то считала бы иначе. Подожди, дай договорить, иначе я замолчу и больше ни слова не скажу на эту тему, - заметил ты, когда Камила попыталась вставить возражения. – Ты знаешь чем аргументировали фашисты свои действия, направленные против нашего народа? Что они исполняют волю Христа. Ведь именно евреи распяли Иисуса и сказали что кровь Его на них и на их потомках. То есть фашисты просто взыскивали кровь Иисуса с нас. С тех, кто не имел никакого отношения ко всему этому. С тех, чьи предки даже не находились тогда в Иерусалиме. С евреев. Во имя Христа. И теперь ты говоришь мне о том, что я должен полюбить Того, ради которого, во Имя которого, истребили тысячи евреев? Да что там не известные тысячи, ведь речь идет о тех, кто в настоящее время гибнет в этом городе, только из-за того, что в документах стоит слово «еврей»! Множество антисемитов  устраивают демонстрации, призывая закончить дело, начатое фашистами. И все из-за кого? Из-за этого самого Иисуса, которого считают Христом! Если бы Иисус был действительно Сыном Бога Израиля, Сыном Бога нашего праотца Авраама, то разве Он бы допустил, что истребляли избранный Всемогущим Яхве народ? Можешь не отвечать, потому что эти вопросы риторические. О, как уже поздно!

    Ты встал и начал одеваться, показывая, что разговор окончен. Еще несколько минут назад, поглядывая на часы, ты с сожалением отмечал, что прошло почти три часа. Теперь же тебе захотелось поскорее остаться одному, потому что общение с Камилой вынудило тебя раскрыться, рассказать то, о чем ты никому не говорил. И чем дольше она находилась рядом, тем больше ты открывался. Тебе стало страшно, что она узнает какой ты на самом деле, что она разочаруется в тебе, что она возненавидит тебя. Маска начала соскальзывать. Ты отчаянно вцепился в неё, но чтобы это не повторилось, необходимо остаться одному.

    - Думаю, уже пора тебя проводить. Как бы ни было приятным общение, но уже очень поздно.

    Ты стараешься вежливо улыбаться, чтобы она не подумала что тебя что-то расстроило. Судя по выражению лица Камилы, она не заподозрила тебя ни в чем плохом. Девушка даже начала извиняться, что стесняла тебя так долго своим присутствием. Ты галантно заявил, что она скрасила собой твою тусклую квартиру, и выпроводил её за дверь.

    Вы медленно идете по пустой улице. Несколько человек так же торопятся куда-то, но никто из них не принадлежит к банде. Расслабившись, ты разговариваешь с Камилой об осени. Оказывается, ей это время года тоже не нравиться. Но тут ты замечаешь, что тот священник, который приставал к тебе и Софи с расспросами, идет за вами. Что ему нужно? Вот прилип ведь как банный лист! Хотя, а вдруг он следит за тобой? Вдруг он один из шпионов «Скорпионов»? Тогда они могут узнать, где живет Камила и все же отомстить ей за попытку нанести тату скорпиона. Да нет, бред. После погонь развилась неадекватная паранойя. Скоро и в младенцах будут мерещиться коварные заговорщики.

    Категория: Рассказы | Добавил: Линда (30.10.2011)
    Просмотров: 301 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Цитата
    Легче всего осуществимы те мечты, в которых не сомневаются
    А. Дюма-отец

    Форма входа

    Поиск

    Наша кнопка



    Друзья сайта
    Для писателей...  Готовим сами Для писателей... Литературный портал БЛИК Альтернативный сайт поэзии

    Мечтатели неба © 2017