Среда, 27.09.2017, 00:43
Приветствую Вас Гость | RSS
Регистрация Вход
Новые сообщения
  • Стихи (0)
  • На восток и обратно,... (0)
  • www.pcu.org.ua (4)
  • Что почитать (0)
  • Сердце и Чаша (51)
  • Служение Богу в Духе... (7)
  • Христианские Стихи о... (23)
  • Зеленый нейтрал (30)
  • Astra-мысли (6)
  • поэма по книге царя ... (11)

  • Категории раздела
    статьи 1 [23]
    Рассказы [24]
    Биографии [29]
    Статьи 2 [16]
    Чужие рассказы [35]

    Облако

    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    [ Кто нас сегодня посетил ]
    Главная » Статьи » Рассказы

    Глава 2 - скорпион готовится нападать.Давид

    2 глава

    Я хочу стать каменным мостом и пятьсот лет стоять под ветрами, под палящим солнцем и проливным дождем…. Надоедливая строчка вертелась в голове, вызывая отвращение. Особенно сегодня, когда с самого утра зарядил дождь обильным потоком, а ветер вырывал зонтики и ломал спицы, злорадно посвистывая и завывая. С такой погодой из дома выходить добровольно – признак отчаянной смелости, поэтому ты с чувством собственного достоинства, подняв воротник у плаща, бежишь в сторону супермаркета. Дома кроме мыла и гуталина нет ничего, что могло бы хоть как-то отдалено напоминать еду. После того, как София стала жить отдельно, ты часто забываешь вовремя купить продукты. Вот и сегодня все же решив, что голодать два дня подряд не очень весело, направился в ближайший магазин, ворча под нос.

    Стеклянные двери лениво впустили внутрь, на встречу рванул поток холодного ветра из кондиционера. Волна дрожи прошла по телу, ты потер руки, и направился вдоль стеллажей с продуктами.

    Не то, не то, все не то. В ненастную погоду почему-то обостряются капризные наклонности характера, тем более что спешить не куда. Около часа бродишь по магазину, так и не выбрав ничего существенного. Твой взгляд приковывает мальчик лет 12 на вид. Точнее не сам подросток, а татуировка у него на шее - скорпион, готовящийся напасть. Толкнув перед собой коляску с продуктами, ты машинально поднимаешь руку к правой части грудной клетки. Там притаился такой же скорпион  - символ заблуждения, ошибки, глупости и опыта. Ты торопливо идешь к кассе, стремясь поскорее покинуть магазин. У тебя нет ни малейшего желания сталкиваться лицом к лицу хоть с кем-то из банды…. В любой другой день возможная потасовка могла развлечь, принести полезную встряску, но сегодня холодная дождливая погода навевала уныние и лень. Загрузив пакеты едой, ты почти, что бегом переходишь улицу и торопишься скрыться в своей квартире.

    Скинув промокшую одежду,  идешь в ванную, чтобы умыться, чтобы собраться с мыслями. Черный панцирь скорпиона зловеще поблескивает на груди, жало подрагивает от дыхания, словно еще чуть-чуть и насекомое вонзит тонкий шип с ядом во врага. Ты проводишь пальцами по татуировке, по отметине, которую пришлось принять ради спасения сестры от «мамочек».

    У тебя не было выбора, и ты вновь напоминаешь себе об этом. Но сожаления накатывают и, вцепившись острыми коготками, пытаются разодрать твой разум. Ты видел, как убивают просто, потому что не понравился взгляд или цвет обуви. Ты видел как, используя унижения и пытки из людей выбивают информацию и деньги. Ты видел так много, что хотел бы забыть, но, увы, память любит насмехаться. Когда нужно что-то важное и дорогое вспомнить – словно пробел, ничего она тебе не покажет. А когда нужно забыть, чтобы не отравлять душу делами прошлого, которое уже не изменить – не надейся, не в этот раз.

    Ты смотришь на тугую струю воды, протягиваешь руки и несколько минут пропускаешь жидкость сквозь пальцы. Нужно принять, что иначе было нельзя. Когда ты вступил в банду, то София приобрела иммунитет, который помог тебе и дальше оберегать её в радужном мире. Сутенерши боялись смотреть в сторону сестры Давида-камикадзе, как прозвали тебя за рисковый характер. А парни предупредительно обходили Софи стороной, опасаясь навлечь на себя твой гнев. Ты нашел способ защитить сестру от всех возможных неприятностей и бед, но такая жизнь приносила слишком много мучений. Ты приходил домой и стыдился смотреть в глаза Софии, ведь в голове крутился образ девушки, которую сегодня подсадили на наркотики. А ведь она тоже чья-то сестра, её тоже кто-то очень сильно любит и хочет защитить. И ты, нет, чтобы помочь, чтобы защитить всех сестер мира, ну или, по крайней мере, их района, наоборот помогал губить. Желая охранять - ты разрушал, желая любить - ты ненавидел, желая найти - ты терял. Что хотел делать – не получалось, что не хотел – как назло выходило очень удачно. И ты убегал, прятался от самого себя, ты ненавидел свое отражение, ведь оно хранила черты того зверя, каким тебя делала банда. Два года длилась борьба с самим собой и против самого себя, пока в один из дней ты просто не взбунтовался. Тебя не хотели отпускать, из банды не уходят живыми, да и мертвым не везет упокоиться. Но ты поставил на карту все: свою жизнь и жизнь сестры, которая могла стать орудием в руках врагов. Как лучше причинить тебе боль, как лучше сломить – через Софи. Остаться – лучше умереть, позволив скинуть тебя с крыши, уйти – то же самое, что столкнуть с крыши сестру, а самому прыгнуть следом. И ты прыгнул, как в омут с головой, начав рушить бизнес банды, доставляя им столько проблем, что в итоге они были даже рады пойти на мирные переговоры. И ты, и они получили относительно спокойную жизнь.

    Но для этого пришлось принять еще одну отметину. Взгляд переместился влево, где на фоне кроваво-красного солнца одинокий воин на коне держит в руках развивающийся стяг. Подобную татуировку нанести самовольно  - значит приговорить себя и свою семью к мучительной смерти. Потому что это знак одинокого волка, того, кого трогать себе дороже, того, чья свобода заслужена длительным противостоянием и борьбой. В любом обществе существует иерархия, а в преступной среде подобные различия в степенях уважения воспринимаются с большим почтением. Если, уйдя из банды, кто-то вместо ножа в грудь получает такую отметину, то автоматически встает на уровень выше большинства мелких жуликов и преступников. Ты не хочешь думать о том, что приходилось делать ради этой татуировки, ради приобретенного суверенитета. При малейшем намеке на воспоминания об этом, при малейшей тени прошлых лет, горечь наполняет внутренность и начинает давить, заставляя зажмуривать глаза до боли в висках, заставляя закусывать губы, в попытках вытеснить как можно дальше от себя все эти мысли, все эти чувства, все то, что нужно забыть. Иногда освобождение от гнета может приносить намного больше боли, чем само рабство. Ты наклоняешь голову и, набрав в ладони воды, брызгаешь в лицо, ощущая, как холодные капельки стекают по шее, тихо  падая на пол. Собраться, перестать хандрить и приготовить, наконец, хоть что-то поесть. С такой установкой ты и направляешься на кухню, как вдруг ветер, распахнув окно, начал забивать комнату мокрыми листьями, грязными бумагами и гроздьями водяных струй.

    - Что за черт?! – громкое восклицание потерялось в самозабвенном завывании ветра. Остается только закатывать в изнеможении глаза, представляя, что теперь еще придется заняться уборкой. Но не успел ты сделать и шага в сторону окна, как увидел темную фигуру, дерзко пытающуюся проникнуть в комнату. Инстинктивно приняв бойцовскую стойку и приготовившись отражать нападение, медленно подходишь к окну. В свете комнаты мелькнула рыжеволосая голова, что вызвало у тебя насмешку.

    - Жить надоело? – задал не однозначный вопрос, расслабляясь и впуская друга в комнату. Трудно сразу же понять чего конкретно касаются эти слова: того, что он влазит под вечер в чье-то окно или того, что в такую погоду вообще сообразил куда-то лезть. Ронни не удостоил тебя ответом, пока не оказался весь в квартире и не закрыл за собой окно. Вода обильно капала на пол с его одежды, оставляя не опрятные лужицы на полу и забрызгивая мебель. Ты лишь резко выдохнул через нос, напоминая себе, что это всего лишь мебель. Ну, испортит и что с того? Друг важнее любого дивана, любых кресел и всевозможных столиков, тем более, если он – надежный и проверенный.

    В бандах не смотря на кажущуюся хаотичность, есть иерархия, которая может казаться кому-то безумной, но на самом деле все обстоит иначе. Помимо высокой аристократии есть простые вассалы, к которым относился некогда и ты. Рядовые воины, ими всегда жертвуют в первую очередь, которых, в случае чего, не жаль потерять и которых легко заменить. Простым языком – низшая раса, но у вассалов могут быть оруженосцы. Так как прежде чем попасть в банду нужно пройти ряд испытаний на прочность, доказать, что человек заслуживает оказания ему такой чести, стать одним «Скорпионов», «Ягуаров» и даже «Байкеров» не так то просто. Любой из не прошедших испытание может стать «мальчиком на побегушках», если он вдруг приглянется вассалам. Таковой не имеет опознавательную татуировку и не посвящен в основные дела банды, но все же получает некоторый приоритет в глазах окружающих его людей. Если вассал умирает, то у оруженосца выбор не велик: попасть под опеку другому вассалу, или попытаться пройти вновь испытания, в противном случае только смерть. Выросшие на одной улице, дружившие еще с тех пор, как начали ходить, вы вместе отправились проходить положенный отборочный тур. Ты справился, а он нет. Для Ронни, как для неудачника в данном случае должна была начаться безрадостная жизнь, наполненная унижениями. И ты решил спасти друга, сделав его своим оруженосцем, но не эксплуатируя его сверхмеры, лишь чтобы продемонстрировать всем определенные  уставом банды взаимоотношения господин/подчиненный. А когда получил иммунитет, тебе удалось выпросить право забрать Рыжего с собой, потому что в противном случае его бы точно убили. В отместку тебе, но и в этом разрешении таились опасные подводные камни: если Ронни кому что сболтнет, то отвечать придется тебе своей головой. Сначала он не хотел уходить, пафосно заявляя, что лучше смерть, нежели позор. Ты злился, пытался ему объяснить, что никто не станет после смерти восхищаться таким глупым поступком. Вы даже немного подрались, пытаясь доказать друг другу правильность именно своей точки зрения. В итоге Ронни все же понял, что выйти вместе с тобой не значит потерять уважение, это просто переход на новый уровень, который принесет еще больше балов.

    После начала свободной жизни вы уже не так часто видитесь, но иногда кто-нибудь первый делает шаг на встречу и общение возобновляется. Настоящая дружба не нуждается в постоянном подкреплении, она способна выжить и там, где нет ни воды, ни пищи. Она способна перенести все, даже самые нелепые слухи  и подозрения, простить любые выходки. И все потому что понимаешь: найти настоящего друга в многообразии человеческих судеб, что носятся вокруг тебя, - великий дар. Если ты не оценишь его, то он отнимется у тебя и подарится кому-то другому, а тебе останется лишь горечь от собственных глупых ошибок. В дружбе, как и в любви, нет вторых номеров, и когда кто-то начинает пытаться доминировать, то в итоге это приводит к естественному разрыву. Никто не хочет быть рабом при короле, который милостиво разрешает восхищаться собой. Никто не хочет быть долгое время рядом с властным и самолюбивым человеком, что в итоге приводит опять же к самому главному во многих отношениях – разрыву. Ни в какой книге законов дружбы не говориться о том, что друг должен быть идеальным, всем свойственны слабости и все могут разочаровывать. И если кто-то не хочет учиться принимать друга таким, какой он есть, со всеми его тараканами, то итог будет печальным – такой человек останешься один.

    Смотря на Ронни, который плюхнулся в кресло, и устало откинулся на спинку, ты пытаешься сдержать возмущение, напоминая себе, что это настоящий друг, на него злиться не надо. И все же грязные следы от ботинок Рыжего не вписываются в рисунок на ковре.

    - Мог бы ноги снять и у окна, - все же проговорил ты, пытаясь достать полотенце из верхнего шкафчика ничего не уронив при этом. Не повезло – зеленый спальный комплект гулко хлопнулся об пол.  Кинув другу полотенце, ты привел все в порядок.

    - Жить мне как раз очень хочется, - наконец соизволил ответить Ронни, вытирая мокрые волосы. -  У тебя там охрана свирепая на вид. Не тебя случайно пасут?

    Ты замер, пытаясь вспомнить не перешел ли кому дорогу в последние несколько дней. Поводом к мести может послужить любое не осторожное слово или даже взгляд, брошенный на взвинченного ссорой с подружкой вассала «Ягуаров». Да и «Скорпионы»…. От этой догадки у тебя все похолодело внутри: не зря же ты видел мальчика из банды в магазине. Наверное, парнишку они пустили за ним шпионить, а сами затаились у дома. Тогда почему не напали сразу? Чего они выжидают?

    - Аааа, не бери в голову, - беспечно отмахнулся Ронни, бросив полотенце на пол. – Мало ли кого они тут караулят. Я просто не хотел рисковать.

    В этом весь он: перестраховщик, скрывающий за серьезностью банальную трусость. Единственный феномен – влюбленность в скалолазание, из-за которой он мог залезть куда угодно, не задумываясь о риске. Не зря считается, что страстная любовь делает человека безрассудным.

    Но мысли о возможной опасности не покидают тебя. Мысленно пробегаясь по списку жильцов вашего дома, чтобы выяснить, а кто еще кроме тебя способен привлечь такое внимание, ощущаешь нервозность. Подозреваемых людей нет, даже одного, даже самого слабенького варианта нет, чтобы хоть как успокоится. Но самообман не избавит от проблем, которые могут обрушиться на него. А только вроде все наладилось! Теперь мало того, что Ронни устроил в квартире не большой погром, так еще, и кто-то с не понятной целью следит за ним. Ты уже собирался поделиться с другом своими опасениями, как раздался стук в дверь. Сердце тревожно сжалось. Ты можешь делать вид, что тебе не страшно, что тебя не волнуют возможные не приятности, но обмануть самого себя не получиться. Адреналин пробежал по венам, наполнив кровь пьянящим ощущением, приятно ударив в голову. Сделав несколько глубоких вздохов, ты направился к входной двери, по пути схватив и надев темно-синюю футболку. Как некстати сегодня пошел дождь! Если придется убегать, то тебя не привлекает возможность свернуть шею, поскользнувшись и упав где-нибудь в груды мусора. Да и вновь промокнуть тоже не очень приятная перспектива. Стараясь выглядеть, как можно более уверено, ты распахнул дверь, не зная, кто там тебя может ожидать. Прикрываться дверью, выспрашивая «кто там?» – недостойное мужчины поведение, которое пахнет терпким дурманящим запахом страха.

    Перед тобой стоял двенадцатилетний мальчик, которого ты видел в магазине. Что ж, вариант на счет слежки оказался, скорее всего, верным. Цепко осматривая подростка, ты заметил, что он нервничает, а значит, его не стоит опасаться. Куртка промокла насквозь, волосы прилипли ко лбу, зубы тихо стучали, выдавая то, как сильно он замерз. Такой маленький, такой беззащитный и такой глупый! Что он делает здесь один? Зачем он вообще пришел? Ты сдерживаешься, чтобы не завалить его вопросами прямо сейчас, но понимаешь, что не время.

    - Проходи.

    Мальчик медленно переступил через порог  и торопливо скинул ботинки, которые, не смотря на грязь, демонстрировали ноги ребенка сквозь дыры.  И хотя мальчик предусмотрительно стянул обувь,  он все равно оставил грязные следы на полу. Придется основательно вычищать квартиру, после нашествия гостей. Слегка толкнув подростка в спину, предлагая ему решительнее пройти в комнату, не стесняясь Ронни, ты направился в спальню. Теплая старая мягкая толстовка, которую ты носил, когда был в возрасте мальчика, до сих пор лежала в одном из ящиков. Торопливо перебирая одежду, ты достаточно быстро нашел искомую вещь и вернувшись в гостиную, протянул мальчику со словами:

    - Снимай мокрую куртку, вытрись вон тем полотенцем, потом можешь надеть.

    Подросток без лишних слов выполнил указание, а потом, шумно шмыгнув носом, проговорил:

    - У вас проблемы. Я пришел предупредить.

    Ты пристально всмотрелся в лицо ребенка, пытаясь уловить малейшее доказательство фальши. Но нет, он говорил правду или же очень искусно умеет притворяться.

    - И о чем речь? – торопливо спросил Ронни, хотя, скорее всего это его и не касалось. Но таков закон дружбы – если у друга проблемы, то проблемы и у тебя.

    Мальчик оглянулся и посмотрел на Рыжего, но потом вновь обратился к тебе, виновато поджимая губы:

    - «Скорпионы» и «Ягуары» собираются окончательно решить, кому принадлежит господство. Они хотя устроить бой, кто останутся на ногах – те и победят.

    На улице раздался какой-то странный хлопок, заставящий мальчика замолчать, и испугано посмотреть в сторону входной двери. Ты недовольно поморщился, пытаясь угадать, в чем же заключается приведшее подростка дело. Уж точно не в том, чтобы посвятить в факт политического противостояния, ведь вражда банд тебя не касается. Нетерпеливо переступив с ноги на ногу, задаешь наводящий вопрос:

    - А я то тут при чем?

    - Они хотят втравить вас в это.

    В тоне голоса мальчика послышался испуг. Ты с недоумением перевел взгляд с него на Ронни, который, судя по всему, тоже ничего не мог понять.

    - Зачем? – задал ты логичный вопрос.

    - У «Скорпионов» сейчас почти нет опытных бойцов, мы проиграем, если не подключаться ветераны вроде вас. А «Ягуары» хотят победить любой ценой, и для этого переманивают на свою сторону всех. Вы сейчас в основном списке. Они строят планы как бы вас заманить в свои сети.

    В комнате повисла затяжная пауза. Дождь монотонно барабанил за окном, отбивая одну и ту же мелодию на карнизе окон, по листьям деревьев, по звонкому стеклу. Мальчик испугался своего поступка, ведь теперь он стал стукачом, что не прибавит ему значимости в глазах жителей гетто. Ронни пытался понять, как все это отразиться на нем, а ты флегматично размышлял о том, сколько всего сломают в этой драке. На улице опять раздался странный шум, который заставил тебя встрепенуться. Что ж, придется сегодня гостям остаться с ночевкой – выходит на улицу не безопасно. Если бы стать каменным мостом, то не пришлось бы идти на кухню, чтобы приготовить еду на два лишних рта. Да еще вдобавок потом прибираться в комнате, иначе эту грязь ничем потом не отдерешь. Стать бы каменным мостом и постоять немного под солнцем, под теплым убаюкивающим солнцем, которое так далеко от всех забот и проблем.

    Категория: Рассказы | Добавил: Линда (12.10.2011)
    Просмотров: 228 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Цитата
    Я понял, в чем ваша беда. Вы слишком серьезны. Все глупости на земле совершались именно с этим выражением лица… Улыбайтесь, господа… Улыбайтесь…
    Тот самый Мюнхаузен

    Форма входа

    Поиск

    Наша кнопка



    Друзья сайта
    Для писателей...  Готовим сами Для писателей... Литературный портал БЛИК Альтернативный сайт поэзии

    Мечтатели неба © 2017