Вторник, 26.09.2017, 19:41
Приветствую Вас Гость | RSS
Регистрация Вход
Новые сообщения
  • Стихи (0)
  • На восток и обратно,... (0)
  • www.pcu.org.ua (4)
  • Что почитать (0)
  • Сердце и Чаша (51)
  • Служение Богу в Духе... (7)
  • Христианские Стихи о... (23)
  • Зеленый нейтрал (30)
  • Astra-мысли (6)
  • поэма по книге царя ... (11)

  • Категории раздела
    статьи 1 [23]
    Рассказы [24]
    Биографии [29]
    Статьи 2 [16]
    Чужие рассказы [35]

    Облако

    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    [ Кто нас сегодня посетил ]
    Главная » Статьи » Чужие рассказы

    Мост в Теравифию

    Глава девятая

    В понедельник дождь заладил всерьёз, словно стихии сговорились уничтожить самые короткие каникулы. Джесс и Лесли сидели, скрестив ноги, на приступочке старого дома и смотрели, как проезжий грузовик поднимает фонтаны грязи.

    - Он и пятидесяти пяти миль не делает, - пробурчал Джесс.

    Вдруг что-то вылетело из окошка. Лесли вскочила и заорала вслед машине:

    - Мусор выбросил!

    Джесс тоже поднялся.

    - Чего ты хочешь?

    - Попасть в Теравифию, вот чего, - сказала она, печально глядя на дождь.

    - Ах ты! Ну что ж, пошли, - отвечал он.

    - Пошли, - оживилась она, взяла плащ, сапоги и осмотрела зонтик.

    - Как ты думаешь, зонтика хватит?

    Он покачал головой.

    - Не-а.

    - Давай зайдём к тебе и возьмём всякие вещи. Ну, сапоги там...

    Он пожал плечами.

    - У меня ничего нет. Я лучше так пойду.

    - Сейчас я дам тебе папин плащ. - Она пошла в дом. Тут появилась Джуди.

    - Что это вы затеяли?

    Точно то же самое могла сказать и его мать, но по-другому. Глядела Джуди неведомо куда, голос у неё был такой, словно где-то говорит радио.

    - Мы не хотели тебе мешать!

    - Ничего, я совсем замоталась. Пора и отдохнуть. Вы ели?

    - Да, Джуди. Мы и сами можем прокормиться.

    Джуди немного сосредоточилась.

    - А ты в сапогах.

    Лесли взглянула себе на ноги.

    - Да! - сказала она, словно только что это заметила. - Мы собирались пройтись.

    - Дождь опять идёт?

    - Ага.

    - Я любила гулять под дождём, - Джуди улыбнулась так, как улыбалась во

    сне Мэй Белл. - Что ж, если не боитесь...

    - Ну что ты!

    - А Билл вернулся?

    - Нет. Он сказал, что поздно придёт. Просил не беспокоиться.

    - Хорошо, - сказала она. - А, кстати! - глаза у неё расширились. - Да-да! - Она кинулась к себе, и тут же застрекотала машинка.

    - Размоталась, - сказала, улыбаясь, Лесли.

    Он попытался представить, что твоя собственная мать выдумывает всякие истории, а не смотрит целый день сериалы по телеку, и пошёл за Лесли в переднюю, где она вынимала из шкафа вещи. Ему она нашла бежевый плащ и смешную круглую шляпу, ворсистую и чёрную.

    - Сапог нет, - голос её заглушали висящие в шкафу пальто. - Клумпы не хочешь?

    - Что-что?

    Она высунула из шкафа голову.

    - Ну, сабо. Такие подошвы.

    Она их вынула. На вид они были как корабли.

    - Да я их утоплю, - сказал он. - Пойду босиком.

    - Ладно, - сказала она, вылезая из шкафа. - И я тоже, за компанию.

    Ногам было холодно, даже больно, и они бежали, шлёпая по грязи и лужам. Принц скакал впереди, словно рыба, перелетающая из одного бурого моря в другое, а иногда возвращался, чтобы гнать их побыстрее, покусывая за пятки и брызгая грязью на без того забрызганные джинсы.

    Когда они добрались до речки, они застыли на месте. Вид был просто поразительный, как в "Десяти заповедях" по телеку, когда Моисей проложил путь через море, а потом туда хлынула вода, чтобы смыть египтян. По старому высохшему руслу неслись бурные воды, вращая, как египетские колесницы, огромные сучья, брёвна, всякую дрянь. Ненасытный поток слизывал всё, а то и выплёскивался на берег, пытаясь его пожрать.

    - Вот это да! - почтительно сказала Лесли.

    - Ну-у! - Джесс посмотрел на верёвку, ещё прикрученную к ветке, и у него похолодело под ложечкой. - Может, сегодня не пойдём?

    - Пошли, Джесс. Мы переберёмся.

    Капюшон у неё упал, волосы прилипли ко лбу. Она потёрла щёки и глаза, потом раскрутила верёвку а левой рукой расстегнула верх плаща.

    - Сюда, - сказала она. - Сунь его ко мне за пазуху.

    - Он вывалится снизу, - сказал Джесс. Она нетерпеливо тряхнула головой, и, схватив щенка, Джесс сунул его задом в пещерку пазухи.

    - Держи его за попку левой рукой, а правой - качай. Ну, сама знаешь.

    - Знаю, знаю.

    Она отступила, чтобы взять старт.

    - Держись!

    - А ну тебя!

    Он замолчал. Он охотно закрыл бы глаза, но заставил себя смотреть, как она отбегает назад, бежит вперёд, к берегу, прыгает, летит и грациозно приземляется на той стороне.

    - Лови!

    Он протянул руку, но смотрел на Лесли со щенком, а не на верёвку, и не поймал её, она повисла довольно далеко. Однако он прыгнул, схватил её и, стараясь не слышать и не видеть потока, побежал сперва назад, потом - вперёд. Холодная вода ожгла ему пятки, но он тут же взвился в воздух и неуклюже плюхнулся на землю. Принц кинулся к нему, пятная лапами светлый

    плащ, и вылизал ему лицо шершавым, как наждак, языком. Лесли сияла.

    - Встань, - проговорила она, сдерживая смех, - встань, король Теравифии. Нас ждёт наше королевство.

    Король засопел и утёрся тыльной стороной руки.

    - Уберёшь эту собаку, встану, - с достоинством ответил он.

    Они побывали в Теравифии во вторник и в среду. Дождь всё лил, к пятнице поток дошёл до веток старой яблони, и, чтобы лететь в своё королевство, они бежали по щиколотку в воде. Джесс старался приземлиться не на задницу, а на ноги. Ходить целый час в холодных, мокрых штанах не так уж приятно даже в волшебной стране.

    Чем выше была вода, тем больше он боялся, но Лесли прыгала смело, и он не мог сдаться. Тело он прыгать вынуждал, а вот душа всё равно вцеплялась в яблоню, как Джойс Энн в мамину юбку.

    В пятницу, когда они сидели в замке, хлынул такой ливень, что ледяная вода проникла сквозь крышу. Джесс пытался увернуться от самых холодных струй, но это ему не удавалось.

    - Ведомо ли тебе, о чём я помышляю, король? - сказала Лесли, выплёскивая кофе из банки и ставя её под самую толстую струю.

    - Нет, не ведомо.

    - Быть может, наше королевство - под властью злых чар.

    - Наверное, бюро погоды напустило, - сказал он, но увидел в полумраке, что Лесли смотрит совсем по-королевски. Такое выражение лица она приберегала для сражённых врагов. Шутить она сейчас не хотела, и он мгновенно раскаялся.

    Она, однако, продолжала, как бы не слыша его слов:

    - Пойдём же в священную рощу, спросим духов, что это за чары и как победить их. Мнится мне, что не простой дождь льёт на наше королевство.

    - Верно, королева, - пробормотал Джесс и выполз из низких воротец.

    Под соснами не так лило, но и солнца не было, царил густой полумрак, а шум дождя в колючих ветках наполнял рощу странной, монотонной музыкой. У Джесса совсем свело желудок от страха, словно он наелся непропечённого теста. Лесли подняла лицо и руки к тёмно-зелёному навесу.

    - О, духи рощи! - торжественно сказала она. - Мы пришли к вам во имя нашего возлюбленного королевства, которое сковали неведомые чары. Молим вас, дайте нам мудрость, чтобы различить это зло, и силу, чтоб его одолеть!

    И она подтолкнула локтем Джесса. Он тоже поднял руки.

    - Это... ну... - локоть ткнул его снова. - Э... Да... Пожалуйста, духи! Что вам стоит?

    Лесли вроде бы это устроило; во всяком случае, она его больше не толкала, а просто стояла и тихо что-то слушала. Сам он дрожал то ли от холода, то ли от чего ещё и обрадовался, когда они пошли обратно. Думать он мог только о сухой одежде и о горячем кофе да, может, ещё о том, чтобы посидеть час-другой перед телеком. В короли Теравифии он, без сомнения, не

    годился. Ну какой король испугается тёмных деревьев и капельки воды? Через реку он перелетел настолько недовольный собой, что забыл о страхе. На полпути он взглянул вниз и показал потоку язык. "Нам не страшен серый волк, тра-ля-ля, тра-ля-ля!" - тихо пропел он и поскорей взглянул вверх, поближе к яблоне. Взбираясь по грязи и прибитой траве, он ступал как можно твёрже, диктуя ногам:

    Топ-топ... где потоп?

    Так-так, в речке рак,

    Шаг-шаг... ещё шаг.

    Тут Лесли спросила:

    - Может, переоденемся и посмотрим у вас телевизор?

    Он чуть не обнял её и весело крикнул:

    - Я сварю кофе!

    - Ладно, - улыбнулась она и побежала к дому Перкинсов своим красивым, лёгким бегом, который не портили ни ливень, ни грязь.

    Вечером, когда Джесс ложился, ему казалось, что теперь он отдохнёт, всё исправится. Но посреди ночи он проснулся и с ужасом понял, что дождь ещё льёт. Это он должен был предложить ей, чтобы они пошли в Теравифию. В конце концов, она ему так сказала, когда работала с Биллом, и он ни о чём её не спросил. Нет, он не боялся открыть ей, что ему страшно, - он боялся испугаться, словно в нём недоставало какого-то куска, как в этой игре Мэй Белл, где всё сложишь, а глаза или челюсти нет. Да лучше без руки родиться, чем без храбрости! Он так и не уснул до утра. Лежал, слушал этот дождь и знал - сколько б там воды ни было, Лесли непременно захочет перелететь через речку.

     

     

    Глава десятая

    Он услышал, что отец заводит пикап. Ехать было некуда, его сократили, но он всё-таки наведывался каждый день посмотреть, нет ли какой работы. Иногда он болтался с утра до вечера около бюро по найму, а если повезёт, его даже брали разгрузить мебель или убрать где-нибудь мусор.

    Сейчас Джесс не спал и мог бы встать. Он мог бы подоить Мисс Бесси и хоть с этим разделаться. Фуфайку и комбинезон он натянул прямо на бельё.

    - Ты куда?

    - Спи, Мэй Белл.

    - Не могу, дождь шумит.

    - Ну, тогда вставай.

    - Чего ты сердишься?

    - Да заткнись ты! Орёшь, всех перебудила.

    Тут Джойс Энн возопила бы, но сестра скорчила ей рожу.

    - Да ладно, - сказал Джесс. - Я иду доить Мисс Бесси. Может, посмотрим потом картинки, только тихо.

    Мэй Белл была такая же тощая, как Бренда - жирная. Она стояла посреди комнаты в одном белье - бледная гусиная кожа, заспанные глаза, серовато-русые волосы, словно беличье гнездо на зимней ветке. "Таких уродок поискать!" - подумал он, глядя на неё с искренней нежностью.

    Она швырнула в него свои джинсы.

    - А я маме скажу!

    Он швырнул их обратно.

    - Чего скажешь-то?

    - Как ты на меня глазеешь, когда я раздетая.

    О, Господи! Значит, вон ей что кажется...

    - Да уж, - сказал он, пробираясь к двери так, чтобы она ничем в него не бросила. - Что поделаешь, красотка! Никак не удержаться...

    Проходя через кухню, он слышал её хихиканье.

    В сарае стоял знакомый запах Мисс Бесси. Он ласково почмокал, потом поставил скамеечку к боку, ведро - под пятнистое вымя. По крыше бил дождь, по ведру, в другом ритме - струйки молока. Ох, только бы дождь кончился! Он прижался лбом к тёплому боку и подумал, боятся ли коровы всерьёз, по-настоящему. Да, Мисс Бесси убегает от Принца, но это не то. Щенок может

    укусить, а когда прямой опасности нет, корова спокойна, довольна, жуёт себе - и спасибо. Она не смотрит с тоской на старый дом Перкинсов, не встаёт на цыпочки, сгорая от тревоги.

    Он потёрся лбом о её бок и тихо вздохнул. Если летом в речке будет вода, он попросит Лесли, чтобы она поучила его плавать. Как же это плавают? - подумал он. Вот схвачу старый страх за шкирку и вытрясу из него душу. Может, научусь плавать с аквалангом. Он вздрогнул. Да, он родился не очень смелым, но умрёт храбрецом. Хорошо бы пойти в медицинский колледж и

    пересадить себе храбрость. Нет, доктор, сердце у меня хорошее, мне храбрость нужна. Надо будет рассказать Лесли, она любит такую чепуху. А вообще-то - он нарушил ритм молочных струек, отводя волосы со лба, - пересадить мне надо мозги. Лесли я знаю. Она не рассердится и не высмеет, если я скажу, что не буду летать через речку. Возьму и скажу: "Лесли, мне сегодня не хочется".

    Вот просто так. Куда уж легче! "А почему?" - "А потому"...

    - Я тебя три раза кричала!

    Мэй Белл удалось воссоздать самый мерзкий тон Элли.

    - Зачем?

    - Тебя какая-то тётка к телефону.

    Пришлось одеться.

    Ему никогда никто не звонил. Нет, Лесли один раз звонила, и Бренда долго изгалялась, что ему звонят барышни. Тогда, от греха подальше, они решили, что ей, то есть Лесли, проще к нему забежать, если что.

    - Вроде бы мисс Эдмундс.

    Это она и была.

     - Джесс? - потёк её голос по проводу. - Плохая погода, верно?

    - Да, мэм, - только и ответил он, боясь, чтобы она не заметила дрожи в голосе.

    - Я думала съездить в Вашингтон - может, зайти в музей и в галерею. Ты не составишь мне компанию?

    Его окатил холодный пот.

    - Джесс!

    Он облизал губы и смахнул со лба волосы.

    - Ты меня слышишь?

    - Да, мэм.

    Он набрал воздуху, чтобы говорить хоть как-то.

    - Хочешь со мной поехать?

    Ой, Господи!

    - Да, ммм...

    - Ты должен спросить разрешения?

    - Да... да-м... м... - ему удалось запутаться в проводе. - Сейчас, минутку.

    Он выпутался, тихо поставил телефон и пошёл на цыпочках к родителям. Из-за белой простыни казалось, что у матери горб. Он тронул её за плечо как мог осторожней и прошептал: "Мам!" Ему бы хотелось спросить её, но не будить. Если она толком подумает, она, скорей всего, не пустит.

    Она дёрнулась, но не совсем проснулась.

    - Учительница хочет взять меня в Вашингтон, - сказал он. - В Национальный музей.

    - Вашингтон, - пробормотала она.

    - Ага. Это для школы, - он погладил её по плечу. - Я не очень поздно вернусь. Можно?

    Она что-то проурчала.

    - Ты не волнуйся. Я Бесси подоил.

    Снова поурчав, она натянула простыню на ухо и перевернулась на живот. Джесс тихо пошёл к телефону.

    - Хорошо, мисс Эдмундс. Я поеду.

    - Прекрасно. Подхвачу тебя минут через двадцать. Как до вас добираются?

    Завидев её машину, он кинулся из кухни под дождь и встретил её на полпути. Мать сможет узнать всё подробней у Мэй Белл, когда он давно уедет. К счастью, Мэй Белл уткнулась в телек. Он не хотел, чтобы она кого-нибудь будила, пока он дома, и даже в машине боялся обернуться - а вдруг мать бежит за ним?

    Они уже проехали Миллсбург, когда ему пришло в голову, что можно было спросить, не взять ли ещё и Лесли. Однако, подумав об этом, он не смог подавить приятное, хоть и тайное чувство - они одни в уютной машине. Мисс Эдмундс ехала быстро, глядя вперёд, держа баранку обеими руками. Шины шуршали, ветровые стёкла дребезжали в радостном ритме. В машине было тепло и пахло духами. Джесс зажал между коленями руки, прочно пристегнувшись ремнём.

    - Ну и дождь! - сказала мисс Эдмундс. - Я чуть с ума не сошла.

    - Да... м... м... - в восторге выговорил он.

    - И ты тоже, да? - она ему быстро улыбнулась.

    У него голова кружилась, всё ж они сидели рядом, но он кивнул.

    - Ты был в Национальной галерее?

    - Нет, м'м.

    Он вообще не бывал в Вашингтоне, но надеялся, что она не спросит. Она опять улыбнулась.

    - И ни в каких музеях не был?

    - Нет, м'м.

    - Прекрасно, - сказала она. - Значит, не зря я живу.

    Он не понял, но не огорчился. Ей с ним хорошо - и ладно. Даже сквозь дождь он различал то, что видел в книгах - Арлингтон на высоком холме, мост, двойной разворот, так что он смог посмотреть, как Линкольн глядит на город, Белый дом, памятник Вашингтону, а там - и

    Капитолий. Лесли всё это видела тысячи раз. Она даже училась вместе с девочкой, у которой отец в Конгрессе. Надо будет сказать мисс Эдмундс, что Лесли хорошо знакома с конгрессменом. Лесли ей всегда нравилась.

    Музей был вроде сосновой рощи - высокие своды, прохлада воды, повсюду зелень. Двое детишек вырвались от матерей и носились, громко вопя. Джесс с трудом удержался от того, чтобы не схватить их и не сказать, как надо вести себя в святилище.

    Потом пошли картины, зал за залом. Его опьяняли цвета, и формы, и размеры, не говоря уж о голосе и запахе мисс Эдмундс, которая всё время шла рядом, то и дело склоняясь к его лицу, чтобы что-то спросить или объяснить.

    Чёрные волосы падали ей на плечи. Мужчины смотрели на неё, а не на картины и, наверное, ему завидовали. Перекусили они в кафе. Когда она предложила поесть, он испугался, у

    него ведь не было денег, и он не знал, как ей сказать, но всё обошлось. Раньше чем он хоть что-то придумал, она произнесла: 

    - И никаких споров. Я приглашаю, я и плачу. Свободная женщина!

    Он не сумел выкрутиться и съел на целых три доллара, обещая себе, что завтра обсудит с Лесли, что надо было делать. Потом они пошли в Смитсоновский музей посмотреть динозавров и индейцев. Там был большой макет - индейцы в бизоньих шкурах гонят бизонов на утёс, за

    которым другие индейцы поджидают бедных зверей, чтобы убить и ободрать. Примерно то же самое рисовал он сам, но в трёх измерениях получалось уж очень страшно. Однако, содрогнувшись, он ощутил какое-то родство с этим ужасом.

    - Замечательно, да? - спросила мисс Эдмундс, задевая волосами его

    щёку.

    Он потрогал щёку, проурчал "Да, м'м", подумал про себя: "Нет, мне это не нравится", но оторвался с трудом.

    Когда они вышли, сияло и сверкало солнце. Джесс даже поморгал.

    - Какое чудо! - воскликнула мисс Эдмундс. - Солнце! А я ж думала, оно навсегда ушло в пещеру, как в японском мифе.

    Ему снова полегчало. Весь путь домой, в сиянии солнца, мисс Эдмундс очень смешно рассказывала, что она целый год ходила в школу в Японии. Мальчики там были мельче её, и она не знала, как пользоваться японским туалетом.

    Он совсем пришёл в себя. На завтра есть столько рассказов и вопросов для Лесли! Неважно, сердится ли мать, как-нибудь справится. Дело того стоит. Самый лучший день его жизни стоит чего угодно. Незадолго до Перкинсова дома он сказал:

    - Не сворачивайте, мисс Эдмундс, я выйду на шоссе. А то грязи много.

    - Хорошо, - согласилась она. - Спасибо тебе за прекрасный день.

    Заходящее солнце плясало на ветровом стекле, мешая смотреть. Он обернулся к мисс Эдмундс и взглянул ей прямо в лицо.

    - Не за что, мэм, - голос у него был чужой, писклявый. Он откашлялся. - Это вам спасибо. Я... - ему хотелось поблагодарить её как следует, но слова не шли. Уж точно придут потом, в постели или в замке! - Я... - он открыл дверцу и вышел. - До свиданья. До пятницы.

    Она улыбнулась и кивнула.

    - Пока.

    Он смотрел вслед машине, пока та не скрылась, потом со всех ног кинулся к дому, такой счастливый, что не удивился бы, если бы полетел, как во сне, и опустился на крышу.

    Уже у самой кухни он заметил непорядок. Отцовский пикап стоял у дверей, но он прошёл мимо и всполошился только тогда, когда увидел, что все собрались вместе, родители и младшие девочки - за кухонным столом, Элли с Брендой - на кушетке. Они не ели, на столе не было еды. Они не смотрели телевизор, он был выключен. Джесс постоял немного, глядя на них.

    Вдруг мать запричитала: "Господи, Господи!", уткнувшись головой в руки. Отец неуклюже обнял её, но не отвёл глаз от сына.

    - Говорила я, он куда-то пошёл! - упрямо и спокойно сказала Мэй Белл, словно и впрямь повторяла это много раз, а ей никто не верил.

    Он скосил взгляд, словно хотел заглянуть в тёмную трубу. Он даже не знал, о чём спросить их.

    - А что такое... - начал он.

    И тут раздался капризный голос Бренды:

    - Твоя девица умерла. Мама думала, ты тоже умер.

     

    Категория: Чужие рассказы | Добавил: Линда (19.08.2011)
    Просмотров: 191 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Цитата
    Величайший подвиг дружбы не в том, чтобы показать другу наши недостатки, а в том, чтобы открыть ему глаза на его собственные.
    Франсуа де Ларошфуко

    Форма входа

    Поиск

    Наша кнопка



    Друзья сайта
    Для писателей...  Готовим сами Для писателей... Литературный портал БЛИК Альтернативный сайт поэзии

    Мечтатели неба © 2017